dfb7bbe5     

Ниязов Рустам - Страшные Сказки О Шгаре. Рассказ Пятый О Том, Как Брат Не Забыл О Своем Брате В Самый Страшный Час



sf_horror sf_epic Рустам Ниязов ruct@mail.ru Страшные сказки о Шгаре. Рассказ пятый: «о том, как брат не забыл о своем брате в самый страшный час» Не смотря на то, что в этом рассказе о славном городе Шгар, речь пойдет о совсем другом городе, не менее славном, страшная история не станет отраднее, а мысль о том, насколько сильна в нас привычка судить близких, не давая им возможности защитить себя от нашего суда – мысль эта угнетает, без всяких сомнений...
2006-08-18 ru Рустам Ниязов ruct@mail.ru FB Tools 2006-08-18 8BF613DA-094E-4CB2-926A-F135591091EA 1.0 Рустам Ниязов
Страшные сказки о Шгаре
Рассказ пятый: «О том, как брат не забыл о своем брате в самый страшный час»
1В жаркие дни, когда солнце раскаляет дорожную пыль так сильно, что она оживает и клубится без всякого приложения внешней силы, город Шгар замирает и бессильно ждет заката светила. Весь базарный люд: кто побогаче – закрывает лавки, кто победнее – набрасывает на товар кожаные покрывала – и отправляется в чайхану, переждать дневной жар.

На месте торговцев остаются только их слуги да наемные сторожа. В такие дни чайханщики обычно убирают лавки долой и застилают голую землю коврами, бросая на них деревянные чушки, обитые шкурами.

Какой торговец не знает эти жесткие шгарские подушки из цельного полена с выемкой для головы?! – их кладут под голову изнуренные люди и засыпают тягучим сном. Под негромкие звуки гиджака в руках старого слуги, в чайхану вплывает дух вынужденного покоя. До вечера далеко, день тянется мучительно медленно.
В такие часы чайханщик по имени Авкат отпускает своего повара, чтобы тот не изжарился в своем закутке, окруженный горячими котлами. Затем присыпает огонь пеплом, загодя собранным в глиняные горшки. Убедившись, что в чайхане нет бродяг или животных, он запирает ворота и садится рядом с музыкантом.
Авкат любит смотреть на спящих людей. Вот в двух шагах от него лежит торговец Уддин-ака из далекой страны Туран. Его большой живот перетянут зеленым бархатным поясом,



Назад