dfb7bbe5     

Нилин Павел - Последняя Кража



Павел Нилин
Последняя кража
В человеческой судьбе много самых неожиданных изгибов, поворотов,
случайных и странных. Буршин, может быть, не стал бы вором, если б не
такой вот случайный поворот. Он стал бы приказчиком, официантом или, в
лучшем случае, слесарем, к чему имел несомненные склонности.
Особую его склонность к слесарному делу признавал и Алексей Дудыкин,
владелец небольшой мастерской и скобяного магазина в Театральном проезде в
Москве. Но Дудыкину казалось, что мальчишка заносчив чрезвычайно,
непочтителен к старшим. И однажды, после краткого разговора, вспылив,
хозяин выгнал мальчишку из магазина и в дверях еще дал подзатыльник ему.
Буршину было десять лет. Он весь день просидел на холодных ступенях
Большого театра. Он не знал, что делать ему, куда идти. Он был совершенно
одинок в огромном городе.
В кармане его холстинных штанов было двадцать копеек.
Двадцать копеек - это бездна удовольствий для мальчишки: это
увлекательная игра в кегельбан на базаре, это леденцы и сайки, это сладкий
квас и сладкие петушки на палочках.
Но Буршин был серьезен.
На две копейки он купил хлеба, на пятак - селедку и чай, а на остальные
- керосину и ночью облил керосином четыре угла деревянного дудыкинского
дома.
Подожженный дом осветил тишайшую осеннюю ночь.
Очарованный мальчик стоял на углу и смотрел на багровое зарево.
По-улице скакали какие-то сказочные всадники, гремели пожарные бочки, и
надсадно свистел в кулак похожий на памятник городовой.
А мальчик все стоял и стоял на углу, не в силах оторваться от зловещего
зрелища. Из глаз его катились слезы. Они катились не от раскаяния, но от
дыма, коловшего глаза.
Пойманный, он не мог уже плакать. Он выплакал все свои слезы и молча
шел с городовым, который вел его за руку. А позади шел второй городовой,
придерживая на ходу трепетавшую шашку. И мальчику было приятно такое
исключительное внимание к его особе.
Это был самолюбивый и своевольный мальчик.
Из колонии для малолетних преступников, куда поместили его для
исправления, он бежал через шесть дней и снова был пойман только через три
года, теперь уже как стремщик большой грабительской шайки.
В тюрьму вошел новый вор.
Полиция сфотографировала его анфас и профиль, взяла дактилоскопические
оттиски и записала для памяти краткую его биографию.
Но ни биография эта, ни особые приметы, ни оттиски ничем не удивили
полицию. Буршин был обыкновенный вор. Он неукоснительно повторял историю
своих предшественников, шаблонную, в сущности, историю.
В тюрьме нашелся сердобольный старичок из профессиональных ширмачей,
иначе говоря - карманников, которому мальчик очень понравился, и он со
скуки стал учить его грамоте по обрывку старой газеты, обычно
употребляемому на цигарки. Буршин учился прилежно, с большой охотой.
Из тюрьмы он вышел грамотным во всех отношениях. Некий Гржезинский,
пожилой медвежатник, или, иначе говоря, шниффер, пожелавший на старости
лет передать в надежные руки редкостное и рискованное свое ремесло,
пригласил его к себе в напарники по взлому сейфов и несгораемых шкафов.
Буршину просто повезло. Гржезинский принадлежал к старинному роду
высококвалифицированных преступников, мастеров так называемого шниффера.
Он в запальчивости утверждал, что его предки и сородичи изобрели все
древнейшие и новейшие способы ограбления денежных хранилищ и действовали в
этом направлении чуть ли не во всей Европе. Он, конечно, хвастался,
преувеличивал, но бесспорно было одно - сам он выдающийся специалист по
вскрытию с



Назад