dfb7bbe5 дсп цена за лист влагостойкая. |     

Нилогов Л - Баня



Л. НИЛОГОВ
БАНЯ
Рассказ
Перевел В. Муравьев
Однажды мы с товарищем отстали от нашей экспедиции. Уже темнело, нам
сказали, что невдалеке живет лесник, и мы решили заночевать у него в
сторожке. Миновав старую мельницу, прошли немного сосновым бором и вскоре
уже стучались в дверь.
Лесника не оказалось дома, зато его жена приняла нас как дорогих
гостей, на столе появились соленые грузди и рыжики, перловый суп и
яичница.
Хозяйке, тете Марфе, было уже далеко за шестьдесят, но держалась она
прямо, ходила по-молодому легко, разговаривала приветливо.
Одета она была, как одевались в старину: на голове расшитый бисером
кокошник, синий дубас в белые цветочки, на ногах новые лапти с красной
подковыркой.
Мы поинтересовались, не знает ли тетя Марфа каких-нибудь старинных
песен, мол, наша экспедиция как раз для того и послана, чтобы собирать и
записывать старинные песни, сказки и легенды.
Тетя Марфа не стала отнекиваться. Она спела несколько очень хороших
песен, которые мы тут же записали на магнитофон.
Потом мы спросили:
- Тетя Марфа, а вам не доводилось слышать легенду о том, как одна
девушка в этих местах устроила белогвардейцам баню?
Она глянула на нас озорным взглядом и ответила:
- Как не слыхать? Только это не легенда, а самая что ни на есть быль.
- Расскажите, тетя Марфа.
- Ну, коли интересно, слушайте. А уж если что не так скажется - не
обессудьте.
Она облокотилась о столешницу, некоторое время помолчала, должно быть
собираясь с мыслями, и начала свой рассказ.
- Вы, сыночки, как шли сюда, видели мельницу на Черной речке. Небось
приметили рядом с мельницей избу без окон и покосившуюся баньку за избой.
Теперь там никто не живет, а в прежние времена жил в той избе мельник
Ермолай со своей дочерью.
Дочь была отцу хорошей помощницей. Никакой работы не чуралась, ни
силой, ни ловкостью бог ее не обидел, да и красотой, говорят, не обошел.
Многие парни, приезжавшие на мельницу из окрестных деревень,
засматривались на нее.
Но ей по сердцу был один, звали его Савелий. Он и посватался к
девушке.
Да на беду, не пришелся он по сердцу ее отцу. Сам Ермолай отличался
медвежьей силой: березовую ступу брал зубами и закидывал на полати,
железные подковы руками разгибал.
А Савелий был невелик ростом, большой силой не отличался, к тому же
любил побалагурить, попроказничать. Вот и решил Ермолай, что такой зять не
будет толковым помощником, и ни за что не хотел отдать дочь за Савелия.
Савелий говорил девушке:
"Не отдаст тебя отец добром, выкраду тебя, как курицу, спрячу за
пазуху и унесу далеко-далеко, туда, откуда солнце встает".
Девушка любила Савелия. Но и отца любила, не хотела ему перечить, все
ждала, что дело как-нибудь устроится.
Однажды она наварила большую корчагу крепкой браги, надумала как
следует отца угостить, а когда размягчится его сердце от браги, поговорить
с ним о свадьбе с Савелием. Чтобы отец не узнал о заранее готовящемся
угощении, она спрятала корчагу в бане.
Надо вам сказать, сыночки, что в то время шла гражданская война и
места наши по нескольку раз переходили из рук в руки: то белые придут, то
красные их отгонят.
В одно время нагрянула большая сила белых. Пришлось красным
отступить.
Плохо было добрым людям при белых. Савельева отца, старика седого,
выпороли да еще лошадь-кормилицу увели со двора. Савелий хотел заступиться
за отца, да еле ноги из деревни унес. Прибежал он на мельницу, мельникова
дочь спрятала его в надежном месте.
А белые, как на грех, заявились на мельницу. Офице



Назад