dfb7bbe5     

Носенков Василий Романович - Что Такое 'разгон'



Василий Романович Носенков
ЧТО ТАКОЕ "РАЗГОН"?
Соседка Роза Георгиевна постучала в дверь комнаты некстати. Между
матерью и сыном шея неприятный разговор...
Олег Туркачев, рослый молодой человек лет девятнадцати, с густой копной
длинных волос, всем своим видом показывал, что к нему относятся
несправедливо.
Его мать Ольга Семеновна, рыхловатая брюнетка лет сорока двух, увидев
вошедшую В комнату соседку, воспрянула духом:
- Нет, вы только полюбуйтесь на него, - кивнула она головой в сторону
сына. - Сама прекрасно вижу, что третий день на работу не выходит, а он?
"отгул". Вот и догулялся. С завода принесли бумажку, требуют срочно
явиться на работу. Подумайте, какой министр отыскался...
- Что же ты, Олежка, подкачал, - подыскивая более мягкие слова, начала
соседка, - Трудись, ты уже вон какой большой. Выше мамы вымахал. Прогулы
до хорошего не доведут.
- А я и не прогулял. Они мне должны были два дня, - настаивал на своем
Олег.
- Отгул за прогул, так получается, - не унималась расстроенная мать.
- Не твое дело, - огрызнулся Олег, Но, не желая при соседке грубить
матери, поспешил поправиться: - Почему они все на меня пальцами тычут? Что
я им сделал? Я работаю! Дошло до того, что девчонки начинают придираться...
- Вот отмочил! - рассмеялась Ольга Семеновна. - Это тебя-то девчонки
обидели?
- Не обижают, а пристают, - уточнил Олег.
- Нет, вы только послушайте! Он определенно ненормальный, - обращаясь к
Розе Георгиевне, заговорила мать.
- Ладно, пойду на работу, - нехотя пообещал Олег.
Женщины зашушукались. Они увлеклись другой темой. Не зря же соседка
явилась так рано. Олег поспешил воспользоваться затишьем и незаметно
выскользнул на кухню.
2
Рабочие механического цеха собрались в красном уголке. После смены
предстояло обсудить недостойное поведение Олега Туркачева, токаря, полгода
назад поступившего на завод. Поводом послужила докладная записка
начальника цеха о трех беспричинных прогулах Туркачева и избиении им
подсобницы Марии Потапенко.
Положение молодого рабочего усугублялось тем, что приняли его на завод
по ходатайству работников милиции. Уже один этот факт настораживал рабочих
и заставлял отнестись к персональному делу Олега со всей серьезностью.
Коллективу было известно, что ранее Туркачев был судим за кражу. Хотя на
заводе до последнего случая он вел себя безукоризненно и к нему не
предъявлялось никаких претензий, многие рабочие предвзято смотрели на
виновника собрания, кап. на человека испорченного, не проводя четких
границ между его прошлым и настоящим.
...А прошлое Олега было незавидным. Отца он не помнил, хотя тот где-то
был. Мать - официантка столовой - возвращалась домой поздно, нередко
навеселе, в сопровождении подруг. Женщины много говорили о чаевых, о
постоянных клиентах-мужчинах с соседнего завода, ругали руководящего
повара за жадность, с завистью сплетничали о молодой буфетчице Астре,
которая пользов-алась успехом у мужчин. При этом они пили вино и
совершенно не замечали присутствия в комнате подросткашкольника.
Ребенок проникался недоверием ко всему окружающему. Кто же честно
живет, если работники столовых заботятся об одних чаевых, а заводские
бездельничают и умело доят государственную казну.
Позже, когда Олегу уже было лет четырнадцать, это порочно-искаженное
представление о действительности втолковывали ему его новые уличные
друзья: Ленька и Роб. У них была одна цель - приобрести заграничные
куртки, мокасины, пестрые носки, галстуки. Вино, девочки, твист - вот,
по



Назад