dfb7bbe5     

Носенков Василий Романович - Им Было По Двадцать Два



Василий Романович Носенков
ИМ БЫЛО
ПО ДВАДЦАТЬ ДВА
1
Стоял апрель, и на улицах Ленинграда уже не было снега. Нева торопливо
уносила в Финский залив последние остатки ладожского льда. В вершинах
тополей среди оголенных сплетении веток чернели гнезда/ над ними с
радостным криком носились грачи и вороны. На Неве, в ее рукавах, ловко
объезжая льдины, тренировались гребцы. А на пляже у Петропавловской
крепости с самого утра было людно.
Петр Бадраков неторопливо снял с себя одежду, аккуратно сложил ее на
одеяло. Затем так же медленно Сунул ноги в старые, задубевшие валенки и,
щуря глаза, глянул на шпиль Петропавловского собора. Лучи утреннего солнца
играли на его позолоте. Широкое крыло ангела застыло в безбрежной синеве
неба. Ветра не было. День обещал быть хорошим, и Бадраков был доволен, что
вырвал наконец у начальника положенный выходной. Он начад медленно
прогуливаться вдоль высокой гранитной стеньг.
Книжка стихотворений Твардовского была у него в руках, но стихи отошли
сегодня на второй план. Смуглая студентка, которую Бадраков видел здесь
неделю назад, владела его воображением.
В тот раз компания из четырех девушек и двух парней играла в мяч.
Бадраков незаметно вклинился в их жруг и оказался напротив черноволосой
смуглой девушки. Было ли это случайно или он умышленно выбрал место
напротив смуглянки, Петр и сам не мог понять. Ему было хорошо и весело.
Как-то так получалось, что мяч от его рук все время летел на нее. Она
делала красивые, расчетливые движения, принимая мяч, и каждый раз
с-мущенно опускала глаза, когда взгляды их встречались. К обеду Бадраков
уже знал, что вся компания учится на четвертом курсе Первого медицинского
института, узнал имена девушек и ребят. Ее звали Инной.
Во второй половине дня, когда солнце перекочевало за толстую крепостную
стену, а с Невы потянул морозный ветерок, студенты собрались уходить. Не
думая от них отставать, Бадраков тоже оделся. Когда он укладывал в
чемоданчик одеяло и валенки, то почувствовал на себе чей-то взгляд. Не
поворачивая головы, он посмотрел в сторону девушек Инна слегка покраснела
и опустила голову.
Компания пошла по берегу Невы к проспекту Добролюбова. Петру очень
хотелось пойти с ними. Но какое-то чувство неловкости удерживало его.
Коротко остриженная подвижная Катя, проходя мимо него, сказала:
- Теперь до следующей пятницы. До свиданья.
Вадраков постоял несколько минут, пока студенты не отошли на
почтительное расстояние, и повернул в обратную сторону, к Кировскому мосту.
Неторопливо шагал он по сырому песку, улыбался Неве, тяжелым каменным
стенам крепости, своему будущему.
Всю следующую неделю он думал о ней, пытался до мельчайших подробностей
представить ее лицо. Но оно расплывалось, пряталось. Бадраков пришел к
неожиданному для себя выводу, что никогда любовь не бывает так остра и
нежна, как тогда, когда еще не высказана.
Неделя тянулась бесконечно долго. И вот он снова ходит по пляжу, а
сердце щемит радостно-робкое чувство ожидания. Кажется, что он
давным-давно знает Инну.
Иногда к его волнению примешивается ревность. А вдруг ему все только
показалось? Или она сегодня не придет совсем, а если придет, то со своим
парнем, или...
Они пришли около одиннадцати. Вся компания, как и в прошлый раз.
Бадраков увидел, что Инна оглядывается по сторонам. Он отвернулся к
крепостной стене и ждал.
Когда студенты оказались совсем рядом, Петр повернулся к ним лицом.
Инна смотрела себе под ноги.
- Петр уже здесь, - весело заговорил высокий



Назад