dfb7bbe5     

Носик Борис - Кто Ты, Майя



БОРИС НОСИК
"КТО ТЫ? - МАЙЯ"
Романтическую "коктебельскую" историю об этой загадочной женщине я впервые
услышал на долгой вечерней прогулке в писательском Переделкине. Мы шли по
присыпанной свежим снежком обледенелой дороге между деревянными
дачами-дворцами, и сильно уже немолодая, но еще со следами былой красоты,
ухоженности и богатства писательская вдова, которую я бережно поддерживал под
руку, рассказывала мне, несведущему, бесчисленные истории из "их жизни", одна
другой удивительней. Про довоенные вечера в Переделкине, когда приставленный к
писателям страшный Яша Агранов, друг Лили Брик из ГПУ, вдруг заходил без
предупреждения на огонек: "Продолжайте, друзья, продолжайте, о чем вы тут
говорили, товарищи?" Когда вон в ту дачу въехал Пастернак, а из той вон только
что увезли Бабеля... Ну и конечно, про Ялту, про былые времена, про волшебный
Коктебель - ах, Коктебель, затейник Макс Волошин... У Макса жила молодая
прелестная Майя, вдова князя Кудашева, и Макс придумал - написать от ее имени
нежные письма трем знаменитым мужчинам-писателям: Герберту Уэллсу, Бернарду
Шоу и Ромену Роллану. То-то была потеха, все вместе писали, всей компанией...
Уэллс и Шоу, правда, не отозвались...
- Ну да, у Уэллса уже была русская, - вставил я. - А Шоу это было без
надобности... К тому же у него были для переписки две актрисы-"заочницы".
- Может, и так. Но Роллан ответил, и ему писали все вместе от имени Майи.
А потом Майя стала сама переписываться, никому свои письма не показывала - и
вышла за него замуж... Очень милая история...
- Очень коктебельская, - согласился я, припоминая, на что это похоже.
Слишком сильно похоже.
Позднее вспомнил все же, на что - на историю Черубины де Габриак. Но,
может, он без конца этим занимался, Волошин: устраивал женские судьбы. А Майя,
надо думать, заслуживала женского счастья. Прелестное было, наверное,
существо. Я отыскал стихи Волошина, обращенные к Майе:
Над головою подымая
Снопы цветов, с горы идет...
Пришла и смотрит... Кто ты?
- Майя.
Благословляю твой приход.
В твоих глазах безумство. Имя
Звучит, как мира вечный сон...
Я наважденьями твоими
И зноем солнца ослеплен.
Войди и будь...
Позднее я наткнулся на воспоминания писателя Миндлина, который в 1919
году, совсем молоденьким, познакомился с Майей в Коктебеле у Волошина:
"Со всеми дружила и всегда оставалась сама собой маленькая, изящная Майя
Кудашева, впоследствии ставшая женой Ромена Роллана. В известном до революции
сборнике "Центрифуга" помещены ее стихи, подписанные "Мари Кювелье". Писала
она по-русски и по-французски. Незадолго до приезда в Феодосию она потеряла
своего молодого мужа князя Кудашева и жила с матерью-француженкой и малолетним
сынишкой Сережей... В феодосийской жизни он был еще маленький Дудука Кудашев,
а его мать подписывала стихи "Мария Кудашева". Мы все звали ее запросто Майей.
Майя - давнишний друг Марины Цветаевой, Максимилиана Волошина и добрая
знакомая очень многих известных писателей". Вероятно, тут есть анахронизм,
потому что о смерти мужа Майя узнала весной 1920 года, но чего ждать от
мемуаров? Память подводит не одних стариков...
Я рылся в Цветаевой и нашел один вполне любительский стишок про Майины
женские успехи. Ариадна же Цветаева вспоминала, что Майя заходила к ним, когда
Марина пошла за разрешением на отъезд за границу. Вернувшись, Марина услышала,
что была Майя, и раздраженно отмахнулась: "Не до Май..."
В общем, не так уж я много нашел. Но это мне все вспомнилось, когда,
вп



Назад