dfb7bbe5     

Носов Евгений Валентинович - Испытание



Евгений Носов
Испытание
Старший надзиратель - неопрятный, по уши заплывший жиром так, что даже
мочки их торчали перпендикулярно к могучей, в седой щетине шее, - старый
уже, давно потерявший форму, но еще крепкий кряж слонялся по тюремным
коридорам, не зная, чем занять себя, как убить время. Тяжело отдуваясь, он
ходил и ходил по замкнутым коридорам этажей, делая на каждом по нескольку
витков, не глядя по сторонам, а только вперед, в серую стену очередного
поворота, будто выбирал ее целью. По шее стекал ручьями на волосатую грудь
обильный пот; черная, мокрая насквозь форменная рубашка, расстегнутая до
крутого выгиба шароподобного живота, казалась еще темнее. Старшему
надзирателю было очень тяжело, жарко и скучно. Рядовые охранники жались к
стенам, вздрагивая всякий раз, когда мимо них прошествовал их большой
начальник.
Он спустился в нижние этажи тюрьмы. Здесь стен не было, и только
могучие столбы, соединенные толстыми прутьями ограждения, подпирали серые
своды. За ограждением сидели, лежали, двигались - насколько возможно было
передвижение в плотной толпе - сотни и сотни людей. На старшего
надзирателя никто не смотрел; за весь круг по этажу он был удостоен только
нескольких мимолетных взглядов, но таких ненавидящих, что пот еще обильнее
заструился по его бесформенной шее.
На втором круге он не выдержал пытки бездельем, остановился, посмотрел
в толпу, выглядывая знакомых ему заключенных. Но видел только много новых
молодых лиц.
- Ублюдки, - негромко, словно на пробу, сказал он.
- Палач, - глухо донеслось в ответ.
- Что?! Кто сказал?! - Старший надзиратель немного оживился, и взгляд
его заметался по лицам заключенных, пока не наткнулся на худое,
изможденное лишениями и старостью. Человек в сильно заношенной
арестантской робе, которые имелись только у старожилов тюрьмы, сидел на
полу, уткнув подбородок в острые колени, и, презрительно поджав бескровные
губы, смотрел мимо надзирателя.
- Хосе! - обрадовался тюремщик старому своему знакомому, словно эта
встреча явилась для него неожиданностью. - Ты-то мне и скажешь. Тебе ли не
знать порядки в твоей давно уже родной тюрьме и мои методы их поддержания.
Я, конечно, не в обиде, назвать меня палачом - это то же, что обозвать
собаку собакой, но мне нужно знать, кто сказал.
Щека Хосе дернулась, но он не разжал тонких упрямых губ.
- Что ж, - обреченным голосом сказал надзиратель и театрально вздохнул:
- Сколько лет уже дурака учу... Псыть!..
На зов, гремя ключами, прибежал молодой охранник, выжидательно
вытянулся перед начальником.
- Мне того, тощего, - толстым сосисочным пальцем указал старший
надзиратель на Хосе. - Я его буду обучать... По моему методу. А ты смотри
и перенимай опыт... У меня рука мягкая. - Охранник подобострастно
осклабился.
- Мясник!
Молодой, совсем еще зеленый парнишка со смоляными длинными волосами,
перехваченными у затылка ленточкой, сказав это, встал, подошел к Хосе и
заслонил его собой.
- А это уже грубость. Это оскорбление представителя власти, -
проговорил старший надзиратель. И наставительно охраннику: - Но ничего,
молодых учить интересней: они дольше на ногах держатся.
Спустя некоторое время старший надзиратель снова не знал куда себя
деть, Ой вышел на тюремный двор. Там было прохладно и оживленно. Даже в
глухой колодец тюремного двора проникали влажные ветерки - первовестники
дождливых муссонов. Несколько военных сгружали с армейских грузовиков с
кузовами под крашенным пятнами брезентом большие деревянные ящики, тож



Назад