dfb7bbe5     

Носов Евгений Валентинович - Переезд



Носов Евгений Валентинович (Новосибирск)
ПЕРЕЕЗД
Солнце пекло. Мухи попрятались в тени. Трезор Барбосович
Костогрызов, солидный пес с признаками благородства на угрюмой
физиономии, возлежал на траве, скрываясь за добротной конурой. Трезор
Барбосович находился на службе. Дело, надо полагать, серьезное,
ответственное. Костогрызов так и полагал - он бдил, несмотря на
полуденный зной. Чай, не казенное охранял, а хозяйское, стало быть, и
свое.
Покой и равнодушие царили в просторном полупустом дворе. И вдруг
покой нарушился неслыханной по наглости выходкой какого-то замухрышки
воробья. Трезор Барбосович в изумлении широко раскрыл глаза: воробей
клевал мозговую кость, которая терпеливо ждала обеденного часа, чтобы
доставить удовольствие Костогрызову, ему и только ему!
Грозный рык вырвался из груди Трезора Барбосовича. Воробей
моментально исчез, словно испарился от гневного взгляда.
- Вконец обнаглели, на чужое зарятся!.. - прорычал Костогрызов. Но
мысли его были уже далеко.
"Помозговать разве?" - в переносном смысле подумал Трезор
Барбосович. Вопрос показался ему серьезным и весьма своевременным. Да
и чутье подсказывало, пора, мол. Но тут за забором послышался веселый
лай Жулика, бездомного по прописке и неунывающего попрошайки и
авантюриста по характеру.
- Трезорка! - заполошно прогавкал Жулик. - Пошли на соседнюю
улицу: там дома ломают. Говорят, кран подъемный туда приехал, "Като"
называется. И бульдозер тоже какой-то импортный. Облаять бы надо?!
- Не Трезорка, а Трезор Барбосович, шантрапа ты беспородная!
Костогрызов Жулика не уважал: "Лишняя, пустая собака, - считал он.
- Ну, любит его ребятня с нашей улицы, ну и что? Хозяйством
обзаводиться нужно, добро копить, а ему все игрушки... Уж и не молод,
а все то же: ни кола, ни двора..."
Трезор Барбосович слышал, как Жулик нетерпеливо перетаптывался с
лапы на лапу за заборам, но молчал.
- Трезор, может, пожевать у тебя чего найдется? - не очень
уверенно спросил Жулик.
- Поди лучше на кран погавкай.
Жулик промолчал; иного ответа он и не ожидал. За забором стало
тихо.
"Помозговать разве?" - снова подумал Костогрызов, но уже в прямом
смысле: интерес к мозговой кости пропал до другого, более подходящего
для этого настроения. Тем более никто уже не покушался на кость.
Трезор Барбосович натужно зевнул, клацнул зубами и принялся за
философию.
"Вот ведь, - подумал он, - кто есть Жулик? Дворняга. А кто есть я?
Благородный пес из благородного семейства. Это хорошо". - С таким
мудрым определением, которым обычно завершалась его философская мысль,
он задремал. Уши его сторожко двигались во сне, стараясь уловить звуки
перемены в тишине двора...
- Эй, Трезорка, все спишь?! - послышался лай Жулика.
- Работаю, - глухо отозвался Трезор Барбосович, вскидываясь. Он
подумал, что молчанием тут не отделаться, не хватало, чтобы Жулик
подумал плохо. Костогрызов на работе не спит!
- Тогда слушай новость!..
Трезор Барбосович слухов и сплетен не любил, считая, что все
неприятности у его хозяина, как и у самого Костогрызова, происходят
именно от сплетен и доносов. Ухо его только слегка развернулось к
забору...
- Соседнюю улицу почти уже всю снесли, завтра с нашей выселять
начнут! - радостно сообщил Жулик.
- Вот те на! - вырвалось у Трезора. - А как же хозяин?..
Весть о том, что Трезор Костогрызов, а тогда еще просто Трезорка,
помещен в уважаемые руки не последнего человека, в семействе
Костогрызовых восприняли как должное. Его хозяин занимал не очень
солидное,



Назад