dfb7bbe5     

Новаковский Александр - Август, Прощание С Темой



Александр Новаковский
АВГУСТ
ПРОЩАНИЕ С ТЕМОЙ
Александр Новаковский - одни из создателей и
редакторов журнала 'Сумерки', журнала, каждый номер
которого сделан так монолитно, что можно говорить о нем как о
едином тексте, о цельном художественном произведении. Редактор
перестает выполнять роль 'собирателя рукописей', а
становится творцом, Автором.
Если 'Сумерки' его создатели определяют как
журнал традиционной петербургской культуры, то и к стихам
Александра Новаковского это относится в полной мере. Стихи
петербургские не только топографически (далеко не везде мы
непосредственно встречаемся с городом), они развивают мифологему
города, осваивают ее уже в новом времени. Город призрачен и
бесплотен, и мечущаяся сквозь него душа запечатлевает какие-то
знаки: 'дом Бенуа', 'остатки витражей',
'камин и лифт, царапины и тени', - но все это
сливается в серую недобрую морось и растворяется в темноте.
Ощущение зыбкости, ненадежности, непрочности пронизывает всю
лирику А. Н., не только петербургские строки. Но главная
тема - отнюдь не отрицание бытия. Сквозь покровы, туманы и
призраки зданий и вещей, лиц и чувств герой А. Н. Вслушивается в
пространство, ищет утерянный смысл, пытается прикоснуться к
Вечности.
Елена Семенова
АВГУСТ
* * *
И снова в ту же реку. Что там дважды:
Столь часто, сколько жизни. Остывает,
как память, наша чаша. День ли каждый
Подтачивает сердце. Все бывает
Не вовремя. Разгадывай итоги,
Запнувшись, возвращайся к середине.
На разные вступившие дороги,
Мы оглянулись и стоим доныне,
Подобно той, не вынесшей ухода,
Любившей то, что прожито, сильнее,
Чем Бога, мужа, будущие годы...
Но Лот ушел, а не остался с нею.
Река течет, меняя наши лица
И незаметно исправляя даты.
Не оглянуться - хоть остановиться.
И снова в ту же реку, как когда-то...
1991
АВГУСТ
Александр Новаковский
* * *
Трава и дождь, сплетаясь воедино,
Опутывали души и тела.
Желтели листья липы и рябины.
Мы в комнате сидели у стола.
Шуршала мышь, скрипели половицы,
Смеялась дочь, раскинувшись во сне,
И мотыльки сидели, словно птицы,
Застыв на облупившейся стене.
Жена сказала: 'Морок предосенний
Тут что ни день становится страшней -
Пора домой от этих опасений,
От шорохов вечерних и теней'.
Кончалось лето. Бормоча невнятно,
Стирал поспешно, хмуро, невпопад
Лиловой лапой розовые пятна
По облакам разбрызганный закат.
1990
* * *
Так ночь ненадежна. Дрожащие пальцы
свои
Ведет по верхушкам деревьев, стучится в
закрытые рамы,
Дрожит в сквозняках от холодной чужой
нелюбви
И звезды теряет, и не доиграть
мелодрамы.
А нам утешаться копеечным жалким умом,
Нам ночь-оборванка, конечно, изменит с
рассветом,
Мы заперли дом, мы закроемся пледом и
сном,
Мы это читали, мы знаем, довольно об
этом.
И хватит за окнами слушать надрыв и
надсад,
Не стоит усилий на это настраивать души,
Устали актеры, напрасно темнеет фасад,
И мечется ночь - с каждым разом все
тише и глуше.
1989
* * *
1
Всему свой срок. Ленивые созвучья
Растворены в тяжелом летнем зное.
Скрипят деревья, растопырив сучья,
И кто-то громко дышит за спиною.
Иссохло время. Из мешка худого
Не извелку ни радости, ни страха...
Дух дышит там, где плоть уже готова
Внимать, гореть и восставать из праха.
2
Те узелки на память, что когда-то
Завязывал до времени, до срока,
Истлели, расползлись по прошлым датам,
Забытым строчкам - ни следа, ни прока
Мне не оставив. Лишь наполовину
Построенные храмы. Кто там ныне сдирает мох, замешивает глину
И



Назад