dfb7bbe5     

Новаш Наталия - Чтобы Сделать Выбор



Наталия Новаш
Чтобы сделать выбор
Вы видели, как цветет подорожник во дворе Тартуского университета?
Множество воздушных сиреневых свечек сливается в волны мерцающего светлого
пламени, которые медленно колеблет ветер на старых университетских холмах.
И когда все тонет в резком солнце северного лета, в его косых и холодных
лучах, то каждая свечка видна в отдельности, и каждая тянется в высоту,
бросая длинные тени в бушующую понизу зелень.
Это был один из первых дней августа. Я сидела на скамейке в сквере,
открывавшемся в одну из узких старинных улочек у подножия университетского
холма, который был когда-то крепостным валом. Рядом мальчик в очках,
похожий на первоклассника, усердно слизывал растекавшееся по пальцам
мороженое, а я все смотрела на сиреневые покачивающиеся-стрелки
подорожника, словно раньше не замечала, как цветет эта трава. Время шло к
вечеру, и все виделось мне особенно отчетливым, как будто мир был до
блеска вымыт прекратившимися недавно балтийскими дождями или вдруг я
неожиданно надела очки.
В глазах стояли впечатления этого дня. Университетский парк с жертвенным
камнем древних эстов, старинная библиотека, куда я заглянула украдкой,
античные скульптуры на изломах лестниц и своды готических коридоров. Серый
камень мощеных дорожек и раскопки у древних, рушащихся от времени
развалин. Я как зачарованная смотрела на цветущий подорожник, веками
росший на этом валу, и думала о тех, кто шел учиться сюда, в эти стены, и
с незапамятных времен приносил на своих башмаках его семена. Я вспоминала
свой институт, и сравнивала, и очень хотелось прийти сюда когда-нибудь
снова в ином облике и тоже учиться здесь...
Мое воображение немного разыгралось, и виной тому были не одни только
университетские впечатления, но и весь колорит этих средневековых улочек,
пустующих кое-где домов, витрин рано закрывающихся магазинчиков. И еще -
кафе... Мы вошли в этот крошечный, полный приятной суеты мирок, и вокруг
нас были темное дерево, заигравшее в позднем солнце, вечерние запахи -
кофе, корица и еще что-то кондитерское. Чистенькие чопорные старушки,
пришедшие поболтать и съесть взбитых сливок в этом дышащем стариной
уголке, наводили на мысль о каком-то сказочном, стоящем вне времени,
безмятежном мире. Захотелось вновь напоследок увидеть эти кварталы,
побродить по улочкам, знавшим рыцарей и крестоносцев, помнящим мор, чуму и
костры инквизиции...
Я поднялась со скамейки и пошла на другую сторону улицы. Вспоминаю этот
свой шаг и думаю, что, возможно, ничего бы со мной не случилось, вернись я
сразу к своим. Впрочем, если бы не эта моя привычка бродить и в одиночку
встречать еще не испытанные ощущения, со мною, может быть, вообще бы уже
ничего не случилось. Никогда. Я медленно шла по безлюдной улочке и после
всего пережитого за день ничуть бы не удивилась, приметив вдруг в
подворотне монаха в черном или закованного в латы рыцаря. Но на углу стоял
человек. Просто человек. Он смотрел в небо и на холмы, словно поджидая
меня, будто сделал шаг и приостановился, чтобы вместе со мной свернуть за
угол.
Помимо этой позы, естественно предполагавшей, что дальше нам идти вместе,
в облике стоявшего ко мне вполоборота незнакомца было еще что-то,
неожиданно располагавшее к доверию. Черты того типа людей, что обычно
вызывают у меня симпатию. Рубашка спортивного кроя и джинсы. В руках
ничего. И хотя с виду он приближался к возрасту по меньшей мере среднему,
в нем чувствовалась неуходящая молодость бродяг.
Наверное, я улы



Назад