dfb7bbe5     

Новиков-Прибой Алексей Силыч - У Дальних Берегов



Алексей Силыч Новиков-Прибой
У дальних берегов
В ночь на 6 мая 1905 года, когда 2-я эскадра проходила между островом
Формоза и Филиппинами, на горизонте обозначились контуры неизвестного
корабля. Он шел без огней. Посланный к нему крейсер "Олег" выяснил, что это
направляется в Японию с контрабандным грузом английский пароход "Олдгамия".
На второй день русская команда, набранная с разных кораблей 2-й эскадры,
заменила англичан, которые были перевезены на наши транспорты.
Начальствующий же состав "Олдгамии" попал на плавучий госпиталь "Орел".
Командир "Орла" капитан 2-го ранга Лохматов и главный врач Мультановский,
принимая пленников, Переглядывались между собою и пожимали плечами, но
ничего не могли поделать против распоряжения адмирала Рожественского. Оба
они понимали, что с этого момента плавучий госпиталь был поставлен под
угрозу японцев.
Русские матросы в числе тридцати семи человек, очутившись на борту
чужого корабля, вначале чувствовали себя стеснительно и не знали, чем
заняться. Их наскоро распределили в разные отделения по специальности.
Боцман Гоцка, человек широкой кости, с круглым, слегка тронутым оспой лицом,
любитель шутить при всяких обстоятельствах, весело понукал:
- Что вы, ребята, скисли? Щавелем, что ли, объелись? Или кораблей не
видели? Живо принимайтесь за работу? Хозяева здесь теперь мы.
Матросы с трудом свыкались с незнакомыми для них механизмами. Особенно
долго не налаживалась работа в машинном отделении. Туда вызвали прапорщика
по механической части Зайончковского. Нетвердой, развинченной походкой он
подошел к механизмам, с недоумением посмотрел на непонятные ему английские
надписи и, постояв в нерешительности, махнул рукой:
- Вы уж тут сами как-нибудь разбирайтесь.
Машинист Кучеренко, бросив орлиный взгляд на удалявшегося прапорщика,
буркнул:
- Тоже офицер! А насчет английского языка ничего не смекает. Давайте
вертеть сами.
Машинисты долго приглядывались к разным приборам главной паровой
машины. Наконец догадались, как управлять ею. Но аппарат по опреснению воды
долго не могли привести в действие. Кучеренко неотступно возился с ним, как
ребенок с непонятной игрушкой, и все-таки добился своего. Показывая
кочегарам пущенный аппарат, он радостно воскликнул:
- Пошла Марфа за Якова! Вода будет!
А тем временем прапорщик Потапов, прибывший на "Олдгамию" раньше других
офицеров, распоряжался на палубе. Этот малорослый блондин мелкими шажками
сновал по палубе и, прищуривая маленькие глазки, не без удивления
останавливался перед сложными судовыми приспособлениями. Затем он приказал
команде грузить уголь с транспорта "Курония".
В разгаре этих работ на капитанский мостик к Потапову поднялись два
прапорщика: впереди высокий черноглазый человек с хмурым лицом, за ним
полнотелый улыбающийся блондин, пониже ростом.
Потапов, обращаясь к первому, отрапортовал:
- Русская команда распределена по специальности. Уголь грузим в ямы, но
лучше бы грузить на палубу. Погода свежеет. Боюсь - помешает она нам.
- Одобряю, - сказал Черноглазый офицер и повеселел.
Это был вновь назначенный командир "Олдгамии" прапорщик по морской
части Трегубов, только что прибывший с флагманского броненосца "Князь
Суворов". Его полнотелый спутник, сделав шаг вперед, представился Потапову:
- Прапорщик Лейман. Прибыл с броненосца "Александр III". С сего числа
имею удовольствие быть вашим соплавателем. Назначен сюда старшим офицером.
Для русских моряков началась новая жизнь на чужом корабле.
Через два дня "Олд



Назад