dfb7bbe5     

Новиков Владимир - Синявский И Терц



Владимир Новиков
СИНЯВСКИЙ И ТЕРЦ
Дожили! У Абрама Терца в Москве выходит собрание сочинений. А причем
тут Андрей Синявский?
Не так-то просто ответить на этот, казалось бы, элементарный вопрос.
Вообще-то каждому человеку полагается иметь одно имя, которое значится в
его паспорте, а если оно становится широко известным, то попадает в
энциклопедии. Бывает, что писатель пользуется псевдонимом, но в большинстве
случаев это не мешает здравому смыслу и житейской ясности - либо настоящее
имя остается главным, а псевдоним указывается в скобках: П. Мельников
(Андрей Печерский), либо псевдоним вытесняет "паспортное" имя: Федор
Сологуб, Анна Ахматова, либо два имени соединяются в целое:
Бестужев-Марлинский, Салтыков-Щедрин...
Случай с Синявским и Терцем не вмещается ни в одну из перечисленных
моделей. Откроем, к примеру, "Энциклопедический словарь русской литературы
с 1917 года", составленный Вольфгангом Казаком и вышедший в 1988 году. На
одной из страниц подряд по алфавиту две отсылки:
Синявский, Андрей - " Терц, Абрам
Сирин, Владимир - " Набоков, Владимир
С Набоковым понятно: писал некоторое время под псевдонимом Сирин,
потом вернулся к настоящему имени, и словарь совершенно справедливо
отсылает нас от несуществующего Сирина к реальному Набокову. А в случае с
Синявским и Терцем все выходит вроде бы наоборот: от реального лица - к
выдуманной маске. Кто же, простите, родился в Москве 8 октября 1925 года?
8 октября 1925 года в Москве родился все-таки Андрей Донатович
Синявский, которому суждено было разработать новый, непривычный тип
писателя, изобрести весьма нестандартную модель творческого поведения и тем
самым создать трудности для авторов энциклопедий, внести сумятицу в
общественно-литературное сознание и подтолкнуть читателей к поискам
самостоя-тельного взгляда на жизнь и на искусство.
В 1945 году Синявский служил радиомехаником на военном аэродроме,
после демобилизации учился на филологическом факультете Московского
университета. В 1952 году защитил кандидат-скую диссертацию, затем стал
научным сотрудником Института мировой литературы. Преподавал в
университете, в школе-студии МХАТа. Профессиональная карьера
Синявского-литературоведа складывалась весьма успешно: у него наметился
широкий круг интересов, не было недостатка в гипотезах и идеях Хотя
возможности свободного высказывания в советской печати были тогда сильно
стеснены, Синявский в своих работах сумел сформулировать многие заветные
мысли. Борьба новых и старых стилей в искусстве занимала его не меньше, чем
политическая проблематика, а может быть, даже больше. И эстетические
симпатии Синявского оказались на стороне новаторов и первооткрывателей. Об
этом свидетельствуют и статьи в "Новом мире", и книга о Пикассо (1960),
написанная в соавторстве с И. Голомштоком, и книга "Поэзия первых лет
революции. 1917-1920" (1964), написанная в соавторстве с А. Меньшутиным.
Однако Синявскому захотелось не только исследовать литературу, но и
творить ее. Вот почему в середине пятидесятых годов родился Абрам Терц. Это
было не "раздвоение личности", как потом утверждали обвинители Синявского,
а удвоение духовного мира. С ним произошло примерно то же, что случилось в
середине двадцатых годов с Юрием Тыняновым - писателем и ученым, уроки
которого ощутимы и в научной, и в творческой деятельности Синявскою. Иным
людям Бог дает сразу два таланта - писательский и исследовательский, другим
ни одного, потому до сих пор находятся завистники, приписывающие
Синяв



Назад