dfb7bbe5     

Нур Магсад - Железные Листья На Месте Старого Кладбища



Магсад Нур
Из Тайн Города Ветров
ЖЕЛЕЗНЫЕ ЛИСТЬЯ НА МЕСТЕ СТАРОГО КЛАДБИЩА
...Перед моим окном прикреплена железная решётка. Дорогая работа, с
узорами-бута*. Без зелени вьюнков и колючих сосен здесь и зимой не обходится.
Когда поднимается ветер, на улицу вверх и на улицу вниз не найти зелени,
которая бы вобрала в себя пыль - кругом серость...
...Местность, притороченная к моему окну и стенам - грот, прильнувший к
серости косогора. Сады, вроде: чинара рядом с тутовником... кто что захотел,
то и всадил в землю; вьюнки и вечнозелёные деревья всё тянутся ввысь. Это
место старого кладбища, земля здесь сильная. Выровняли и понастроили. Многим
это место по душе; теперь несколько пятиэтажек с низкими потолками называем
"Академгородком"...
Число железных решёток растёт без устали; последние узоры похожи на листья
деревьев. Красятся в белый и укрепляются в нише. Подобные железные решётки
появляются и в серых частях города - всё выстраиваются и выстраиваются перед
окнами...
Иногда расширение места для решёток становится неизбежным; когда вьюнки и
многолетние виноградные лозы мешают что-то строить, их вырубают. И рубятся
ветки...
***
Сижу за железной решёткой своего окна и размышляю: какую ветку тутовника
срубить, чтобы протянуть бельевую верёвку...
*Бута - азербайджанский узор в виде капли, символизирующий любовь и жизнь.
ЖЕНЩИНА И ДЫМ
...Её окна выходят на небосклон. Немногим раньше трепыхалась в вечно
расстеленной постели. Проклинала всё, ругалась. Как только смеркнется, выйдет
из дома. Всё металась, подошла к окну. Совсем не думала, что солнце так поздно
садится: хотелось крикнуть "Ты посмотри на эту суку, бог ты мой!" и, если бы
достала (даже просунула руку между железными прутьями), отделала бы толстуху,
которая из окна пятиэтажки напротив сыпала пеплом на крону высокого тополя.
Жаль, но высыпающая пепел своё дело знала: расстелив пышную грудь на
балюстраде балкона, оглянулась по сторонам, и, как только опрокинула пепел из
ведра на дерево, тут же сунулась обратно. На тополь и обрывающийся над
пятиэтажкой небосклон брызнул красно-чёрный цвет заката... Пепел рассыпался по
стволу, потом по веткам дерева, его разнёс ветер; цвет пепла смешался с
горизонтом.
Изощрённо обругала высыпающую пепел, не остыла. Снова громко выругала и,
игнорируя мужиков, уставившихся со двора на её сиськи, расстелила их чуть
вперёд - душно было. Внутри что-то дёргалось, и каждый раз, почувствовав это
дёрганье, выстеливалась наружу, прислонялась лбом к железным бута: несколько
раз крутила головой из стороны в сторону, волосы рассыпались в такт движению,
ветер подхватывал их и швырял на железную решётку... ей будто бы все были
нипочём, томилась в сомнениях, приговаривая "Есть ли конец, нет ли, Бог
мой"...
Недалеко от окна образовалась свалка, её подожгли в вечерней тишине.
Листья и срезанные ветки горели вместе с целлофановыми пакетами, а синий дым
из ведра с заржавленным боком тянулся вверх, к небу. "Дым тоже за душу тянет:
как у всех наказаний, у него тоже есть запах и цвет. Но всё это растворяется и
исчезает в пространстве наверху."
Выручили сигареты: опять зашлась кашлем; и в этот раз выплюнула мокроту
через окно во двор. Подумала, что вчера мокроты было больше: "ты смотри,
уменьшается!". Ещё раз сжала сигарету белыми искривлёнными пальцами, втиснув
меж губ, пососала. Синий, а потом белый, прошедший через лёгкие, дым поднялся
из окна вверх и растворился...
...На следующий день увидела восход и вновь пережила похожу



Назад