dfb7bbe5     

Олди Генри Лайон - Принцесса Без Дракона



ГЕНРИ ЛАЙОН ОЛДИ
ПРИНЦЕССА БЕЗ ДРАКОНА
Крепко удерживаемая в когтях дракона, принцесса
уносилась все дальше и дальше от дома, увлекаемая
неведомо куда отвратительным чудовищем.
Тогда она закричала - но никто ее не услышал.
М. и С. Дяченко, "Ритуал"
- Тюха! Ну, что там?
- Едут!
- Точно?
- Ага! Едут!
Арчибальд Тюхпен, паж принцессы Марии-Анны, а для всех - просто Тюха,
сходил с ума от радости. Отсюда, с голубятни, самого высокого места в замке
короля Серджио Романтика, он хорошо видел, как из-за Вражины выворачивает
телега с принцессой. Правил телегой мордастый дядька, по причине обширного
похмелья не желая проникнуться величием момента. Зевота драла когтями
дядькин рот. Еще раздражала кобыла: тощая, облезлая, она не задумывалась,
кого везет, и выглядела просто оскорбительно. О телеге вообще говорить не
хотелось. Телега и телега. Старье на колесах.
И голубь на плечо нагадил, скотина.
Но это было ничто в сравнении с прелестью Ее Высочества. Зареванная,
но гордая, измученная, но полная торжествующей добродетели, с соломинками в
кудрях, но сияя кротким румянцем, Мария-Анна заслуживала отдельной баллады.
Тюха втайне собирался эту балладу (или, если повезет с музой, сонет)
сочинить к вечеру. Даже заготовил финал: "...во прахе пред девой простерся
порок, и был то дракону великий урок!" Впрочем, менестрель Агафон Красавец
обычно успевал раньше, первым собирая плоды монаршего благоволения.
- Тюха! Ну?!
- Время!
- Повелеваем! Открыть ворота!
Закадычный дружок Тюхи, великан Гервасий кинулся к воротам. Был
Гервасий от рождения нем как тарань, по странной прихоти судьбы умея
произносить лишь отдельные слова, как то: "Тубо! Фу! Апорт! Фас! Отрышь!
Ату!" - за что король милостиво пожаловал его должностью псаря. Еще
Гервасий умел громко кричать "Аванс!", очень смущая Его Величество. Правда,
однажды выяснилось, что "Аванс!" означает приказ легавой собаке идти искать
дичь. Тогда Серджио Романтик успокоился, бросив принимать этот выкрик псаря
близко к сердцу.
Вот и сейчас Гервасий во всю глотку вопил:
- Апорт!
Следом за гигантом неслась сука-водолаз Муми - любимица Гервасия,
единственная выплывшая из утопленного помета Церделя-Голована и Василисы
Мохнатой. Дворня звала суку Муми Троллем, за добродушие и живой
темперамент.
Тюха остался на голубятне, размышляя о превратностях судьбы.
Имя судьбе было: дракон.
Первой от ящера пострадала Вражина. Деревенская отара угодила в пасть
к ненасытному злодею, пастбище местами выгорело дотла, а две овцы,
растерзанные в клочья, вызывающе остались на лугу. Пастушонок Аника выжил,
спрятавшись у речки. Чумазый заика, это он принес вражинцам дурную весть.
Следующей налету дракона подверглась Малая Катахреза: ящер сожрал тамошних
коров. Одну буренку, обглодав, кинул на месте преступления - вроде как
визитную карточку оставил, подлец. Вскорости сгорела мельница на Куликовом
Пойле. К счастью, сам мельник ночевал у вражинской блудни Яньки Хулебяки,
подмастерья по случаю отсутствия хозяина гуляли в трактире, обменяв
краденый мешок муки на самогон с оладьями, и никто не пострадал. За
исключением пьянчуги Олексы, мельникова кума, - изгнан супругой за
уклонение от мужеского долга, кум ночевал в зерновой клети, чуть не сгорев
при пожаре. Хотя нет худа без добра: супруга, остыв, дозволила бедолаге
вернуться домой.
Не на пепелище ж ночевать, право слово!
Чем дракона разгневала мельница, Тюха не знал. Должно быть, из
злонравия пыхнул. Зато рыцарей королевства, числом трех, ес



Назад