dfb7bbe5     

Олди Генри Лайон - Пророк



Генри Лайон ОЛДИ
ПРОРОК
"Восстань, пророк, и виждь, и внемли,
Исполнись волею моей,
И, обходя моря и земли,
Глаголом жги сердца людей."
А.С.Пушкин
...Антисфен взял пробирку и посмотрел жидкость на свет. Эликсир был
темно-золотистый, густой, напоминавший старое токайское. Он или не он?
Надежда, вечная спутница Антисфена, кричала, что да, он! Но
скептицизм - неизменное бремя ученого - требовал проверки.
Антисфен подошел к старому, прожженному кислотами, кое-где
обугленному столу, взял колбу с реактивом. И в этот момент раздался
требовательный стук в дверь. Он знал, что рано или поздно так случится,
но... только не сейчас! Это было слишком больно.
В дверь колотили все настойчивее.
Антисфен очнулся. Дверь выдержит не более двух минут. Надо
действовать. Он лихорадочно сгреб со стола пачку потрепанных листов,
исписанных формулами, цифрами и схемами установок, и швырнул их в камин.
За ними полетели бумаги из ящика. Что еще? Установка! Антисфен схватил
кочергу и, закрыв глаза, с размаху ударил в переплетение змеевиков,
фильтров, нагревательных реторт и медной проволоки. Что-то зашипело,
повалил дым. Вылетел верхний замок на двери, засов еле держался. Антисфен
ударил еще раз, потом еще... Ему казалось, что он ломает собственные
ребра.
Ну, вот и все. Может быть, он еще успеет бежать?
Антисфен рванулся к окну, и тут взгляд его упал на пробирку, которую
он все еще продолжал сжимать в руке. Эликсир? Или яд?.. Теперь это было
уже все равно - и он одним глотком осушил пробирку. Вкус у жидкости был
горьковато-терпкий, с привкусом чего-то неуловимого, от которого
перехватывало дыхание и сжимало виски.
Секунду он стоял, прислушиваясь к происходящему внутри него. Но что
бы ни было в пробирке - оно не действует мгновенно. Антисфен швырнул
пробирку в огонь. В следующее мгновение петли двери не выдержали, она
обрушилась, подминая остатки установки, и в комнату ворвались гвардейцы.
Бежать было поздно. Он не успел заметить удара - но комната поплыла перед
глазами и померкла...
...Диктатор, розовощекий, гладко выбритый, сидел за массивным дубовым
столом старинной работы и улыбался. Во всем огромном зале с колоннами и
арочным потолком с лепными завитушками не было ничего, кроме этого стола.
На столе стоял телефон и лежала потертая канцелярская папка.
Антисфен молча смотрел в лицо, хорошо знакомое по газетным вырезкам и
телепрограммам. Болела разбитая губа, язык непроизвольно ощупывал пустоту
на месте выбитого зуба, но, в общем, он сравнительно легко отделался.
Диктатор молчал, и это молчание было в его пользу - поэтому Антисфен
заговорил первым.
- Что вам от меня нужно?
Диктатор молчал.
- В конце концов, по какому праву?..
Диктатор молчал.
- Что вам от меня нужно?! - Антисфен сорвался на крик.
- Эликсир, - диктатор произнес это слово очень тихо, одними губами,
но Антисфен понял бы его, даже если бы тот снова промолчал.
- Я вас не понимаю.
- Не морочьте мне голову. Я не специалист, и не знаю точно, какими
конкретно свойствами обладает ваш эликсир - продлевает жизнь, возвращает
молодость, дарит бессмертие... Подробности вы изложите потом. И технологию
- тоже. А сейчас мне нужна одна доза. Одна доза в обмен на вашу жизнь.
Плюс большие деньги. Вы меня понимаете? Очень большие. Очень.
Антисфен молчал.
- Хорошо. Крустилл!
За спиной Антисфена щелкнули каблуки.
- Слушаю, ваше превосходительство.
- Этот человек должен сказать "да". Уведите.
Самостоятельно идти Антисфен уже не мог, и конвойные несли его за
р



Назад