dfb7bbe5     

Олди Генри Лайон - Шмагия 0



ГЕНРИ ЛАЙОН ОЛДИ
ДУЭЛЬ
Из личной коллекции сплетен Эдварда II , литературная обработка Феликса Думцкопфа, королевского сентенциографа.
Копия с высочайшего позволения передана Гувальду Мотлоху, верховному архивариусу Надзора Семерых, для сохранения в веках. Публикуется согласно эдикту «О частичном просвещении», после письменного согласия частных лиц, имеющих касательство.
 Томас Биннори?  переспросил молодой казначей.
 Совершенно верно!
 Бардизгнанник?!
Казначея звали Август Пумперникель. Был он молод, нагл и непосредственен, как всякий избалованный удачей юнец, а также талантлив, как дьявол.

Подкидыш, безвестный сверток в приюте для сирот, тринадцати месяцев от роду Август по совокупности признаков был отобран скопцамиарифметами из Академии Малого Инспектрума, где и прошел восемнадцатилетний курс обучения. После чего, отказавшись от почетной кастрации, без которой место на кафедре Академии для выпускника запретно, Пумперникель вступил в должность главного казначея Реттии, был обласкан Эдвардом II, покровителем талантов, и возгордился сверх меры.

Гордость молодого человека имела под собой основания. Август мог сосчитать капли в море и шерстинки в хвосте любимого ослика принцессы Изабеллы Милосской, вспомнить сумму недоимок по округу Улланд за позапрошлый год, с точностью до двухтрех грошей, и  о чудо!  без промедления указать текущую задолженность по выплатам столичным мусорщикам и золотарям.
Последнее удавалось прошлому казначею лишь после часа медитации.
Сейчас господин Пумперникель, впервые посетив знаменитые термы КараКаллы, место собрания первых людей королевства, блаженно кряхтел под пятками разговорчивого банщика, по совместительству  плясунамассажиста. Любопытство обуревало казначея. После аскетизма Малого Инспектрума местная роскошь приводила душу в плохо скрываемый восторг, а нос задирался до небес, словно, кроме звезд, гениальный выскочка больше ничего считать не желал.
 Вы прекрасно осведомлены, мой господин!  Банщик упал коленками на лопатки казначея. Стал умело елозить, исторгая ответные стоны.

Издалека это могло бы показаться сценой из малопристойного спектакля «Любовь земная и небесная».  Изза печально известной истории с королевой фей и «Паховыми стансами», вызвавшими неудовольствие женщин НародцаПолыхХолмов, сэр Томас был вынужден покинуть Верхний Йо и перебраться к нам. Король, да продлит небо дни Его Величества, приблизил барда: Эдвард II внимает перед сном песням Биннори, а королева Ядвига раз в неделю требует новую балладу о похождениях благородного разбойника ЧайльдГарольда Пышные Усы.
 А вон та удивительная парочка?
 Оо! Это Рудольф Штернблад, капитан лейбстражи, и боевой маг Просперо Альраун…
Банщик ладошкой зажал себе рот, словно проговорился о государственной тайне. И быстро поправился:
 Кольраун! Просперо Кольраун, разумеется! Упаси вас Нижняя Мама, мой господин, вслух повторить ошибку глупого банщика…
 Даже учитывая расположение ко мне Его Величества?  гордость Пумперникеля была уязвлена.
 Не мне, маленькому человеку, взвешивать расположение короля и мстительность чародея! Вы же, мой господин, человек большой, вам и карты в руки!
Пропустив шпильку мимо ушей, Август Пумперникель вгляделся. Двое людей, привлекших внимание казначея, сидели у бассейна с лечебной грязью.

Один, расположась на бортике и свесив тощие ножки в грязь, был мал и щупл, словно принц цветочных эльфов, умостившийся на лепестке тюльпана. Узкие плечи, тоненькие запястья. Ниточки мускулов натянуты кое



Назад